Что такое шизофрении?

Что означаетслово "шизофренный" (и чего не означает)?

Этимологически объяснить термин "шизофрения" весьма просто. Он происходит от греческих schizo (расщеплять) и phren (сознание) и означает, таким образом, "расщепление сознания". Понятие "шизофрения" было введено в начале нынешнего века швейцарским психиатром О. Блойлером. Этим термином он хотел подчеркнуть, что наиболее впечатляющим признаком данного заболевания является разорванность чувств и мыслей.

Термин "шизофрения" должен был выразить отчуждение, которое, как пропасть, образуется между заболевшим человеком и окружающим

его миром и продолжается в его внутреннем мире.

Таким образом, О. Блойлер термином "шизофрения" хотел выразить больше того, что сказал Гете: "Две души живут в моей груди". В отличие от автора этого высказывания, которое отдаляет больного от окружающего его мира, он думал также о тех изменениях, которые одновременно заставляют больного чувствовать себя "потерянным для самого себя".

Насколько легко применить термин "шизофрения", настолько же трудно понять то, что он под собой скрывает. Эта трудность заключена в самом своеобразии данного заболевания: лежащем в его основе отчуждении в переживаниях и поступках, но главным образом — в многообразии его проявлений, которые могут по-разному выражаться у разных больных, но могут и меняться в разное время у одного и того же больного. С другой стороны, термин "шизофрения" за свою почти столетнюю историю оброс противоречивыми теоретическими представлениями и отягощен жесткими и насильственными формами лечения. Так что теперь для того, чтобы добраться до истинной сущности заболевания, необходимо сперва освободиться от всего этого балласта. К этому балласту, подобному лиане в джунглях, опутавшей ствол дерева и изменившей его облик, относятся и некоторые предубеждения. Они закрывают доступ к пониманию заболевания и поэтому должны быть устранены в первую очередь.

Распространенные предубеждения

Первое и старейшее предубеждение заключается в представлении о том, что шизофрения будто бы развивается на фоне разрушения мозговой субстанции и приводит к разновидности преждевременного слабоумия (подобного старческому). С этим предубеждени ем связано все еще широко распространенное, не ложное представление о неизлечимости шизофренных заболеваний.

Ложное представление о том, что больные шизофренией из-за неизлечимого болезненного процесса в мозге постепенно теряют разум, создается наблюдением за особенно тяжелыми, замкнутыми больными. Но тот, у кого достаточно терпения, или тот, кто длительное время проживает совместно с больным, иногда наблюдает такие проявления и поступки, на которые считал больного уже не способным.

Склонность больных шизофренией к возврату в прежнее состояние или их негативные установки, выявляемые, в частности, при обследовании с помощью тестов, ни в коем случае не должны быть истолкованы как общая утрата умственных способностей. В целом больные шизофренией скорее "сверхчувствительны" и "сверхосмотрительны". Они руководствуются "иной" логикой, которая нами воспринимается как противоречивая. Эта логика нужна им, чтобы выразить свои необычные переживания. Только в самых тяжелых болезненных состояниях временами может наступать полный разрыв связей между мыслями и переживаниями больного.

Второе предубеждение заключается в суждении, противоположном первому. В противовес представлению о преждевременно наступающем слабоумии у больных шизофренией утверждается, что это заболевание приводит к возврату в детство. При психологическом обследовании больных выявляются особенности, свойственные детям раннего возраста. Здесь речь идет, скорее всего, об извращенном толковании психоаналитической теории.

Больные шизофренией не мыслят как маленькие дети и не чувствуют как они.

Правда, у больных, как и у детей, магические представления могут определять их мысли и поступки. Но наряду с магическим мышлением сохраняется способность к мышлению, соответствующему возрасту.

Больные шизофренией при определенных обстоятельствах могут прибегать к детской аргументации: луна якобы преследует их, так как следует на ппми по пятам.

В другое время те же больные способны решать сложные абстрактные задачи — например, математические — или излагать представления о траектории движения Луны вокруг Земли, т. е. обращаться к проблемам, недоступным детям.

Третье предубеждение заключается в том, что в больных видят "первобытных" людей, которые спо-

собны переживать нереальные страдания. Это предубеждение заключает в себе аспекты двух предыдущих (разрушение интеллектуального контроля, потеря навыков, полученных в результате воспитания), но в то же время устанавливает связь между шизофрениями и так называемыми "примитивными культурами". Если развитие первобытных племен, каким оно представляется в современной авангардистской литературе нашего столетия, оценивается позитивно, то шизофрении рассматриваются как высвобождение от принуждения и морали, как возврат к "первобытной" жизни, основанной на чувственности, что на самом деле отнюдь не характерно для первобытных племен.

При отрицательной, морализирующей оценке "первобытной" жизни больные шизофренией рассматриваются как жертвы своих страстей, как устрашающие примеры последствий неконтролируемых влечений. Правильнее будет сказать, что при определенных ши-зофренных состояниях (но далеко не при всех) можно говорить об отходе от принятых социальных норм.

Одна больная рассказывала: "Летом я была задержана полицией, когда вброд переходила Зиль (река в районе Цюриха). Я ни за что не хотела назвать своего имени. В то же время я хотела доставить неприятности г-ну С. Поэтому решилась, совершенно не веря в это, утверждать, что он является моим мужем". Пациентка добавляет, что на этот раз во время психоза с удовольствием переживала ситуацию, которую теперь оценивает как крайне неприятную. При этом ее "тогдашнее одичание было разыграно не без намерения и расчета". При рассказе о своих переживаниях во время психоза больная использовала литературную форму изложения с целью привлечь внимание слушателей.

В последнее время это третье предубеждение связывают с представлением о том, что шизофрении воз-

никают под влиянием неограниченного приема лекарств, т. к. известно, что лекарственные препараты могут иногда явиться причиной психотического состояния.

Даже при условии, что эта ложная предпосылка будет "вывернута наизнанку", т. е. будет принято представление об особой одухотворенности больных шизофренией, то и это не всегда окажется правильным, хотя можно утверждать, что шизофрении чаще всего связаны с потерей чувственности и радости жизни, а не с триумфом и радостями ума. Больные шизофренией иногда прибегают к лекарствам и алкоголю, чтобы улучшить самочувствие и забыть о своих переживаниях.

Как показали обследования больших групп населения, больные шизофренией представляют общественную опасность не чаще, чем все другие люди, вопреки бытующему мнению о том, что они являются жертвами своих страстей. В большинстве больные шизофренией более пассивны, чем здоровые.

Четвертое предубеждение возникло относительно недавно, но уже получило широкое распространение. В отличие от изложенных выше, оно не пытается обнаружить у заболевших какую-то особенность (например, инфантильность или жертвенность), а стремится увидеть в симптомах шизофрении нечто само собой разумеющееся, отрицая любые проблемы, связанные с болезнью, и рассматривает шизофрении как искусственный продукт психиатрии. Только одно описание шизофренного заболевания якобы делает людей, обладающих "даром предвидения", носителями симптомов приписываемой им картины заболевания.

Это предубеждение исходит из представления о волшебстве слов, которые придают особую силу названию заболевания. Одновременно оно обезоруживает больного шизофренией, рассматривая его как беззащитную жертву врачебного произвола. Отрицание заболевания превращается в свою противоположность — в современный вариант нетерпимости к жизненному явлению, которого не должно быть, хотя оно возникает без содействия медиков, этих "богов в белом".

Несомненно, диагноз "шизофрения" является тяжелым. Однако путь дискуссии о проблемах, обозначенных как "шизофренные", исключает применение каких-либо вспомогательных толкований. К тому же невозможно вызвать шизофрению путем ее предсказания (например, на основании определенных черт характера).

Все попытки предсказать заболевание шизофренией конкретного человека тщетны.

Шизофренное заболевание может быть диагнос-цировано только тогда, когда личность оказывается юм^енноД^ результате психоза, т. е. тогда, когда выс-казьшания и поступки больного изменились так сильно, что это становится очевидно для непрофессионала и воспринимается как фактор, обусловленный болезнью.

Если пациенты с шизофреноподобными изменениями диагносцируются не как больные шизофренией, а, например, как страдающие "неврозами" или "эпизодическими приступами" (без дополнительного уточнения их характера), то окончательный диагноз шизофрении может быть установлен только в тех слу-

чаях, когда со временем не наступает благоприятного поворота, как у тех, кто ранее был диагносцирован как страдающий шизофренией. В противоположность этому, правильная постановка диагноза позволяет своевременно начать целенаправленное лечение и тем самым открывает лучшие возможности для излечения.




Разделы сайта:



Телефоны:

8(908)2252396

(8162)655017

Павлов
Кирилл Викторович


e-mail: cmr@bimed.ru







Обслуживаются клиенты из практически всех регионов России и стран СНГ.


Прочитать о нас
Связаться с нами

 

Яндекс цитирования

 

 

© ДизайнРоссия