Можно ли воспроизвести шизофренное переживание?

Шизофренное переживание многообразно и, как правило, чуждо больному — это мы установили. Как же можно охарактеризовать шизофренное переживание и приблизиться к его пониманию?

В первой половине текущего столетия в психиатрии царили разногласия по вопросу о том, можно ли вообще вжиться в шизофренное переживание. Карл Ясперс, знаменитый философ, практиковавший в качестве врача-психиатра, был сторонником "понятной психиатрии", но все больше приближался к точке зрения, утверждающей непонятность шизофренных переживаний. О. Блойлер во многом придерживался противоположной точки зрения. Однако и он при подобной постановке вопроса испытывал свойственную его времени раздвоенность. Так, однажды он сказал, что, даже если о больных шизофренией уже все сказано, они, тем не менее, продолжают оставаться для него "чуждыми", как птицы в его саду. Это высказывание противоречит публикуемым описаниям, в которых утверждается, что между переживаниями во время сновидений и шизофрен-ными переживаниями существует только количественное различие. Он утверждал: "Одним из важнейших симптомов шизофрении является преобладание внутренней жизни и активное отгораживание от окружающего мира. В тяжелых случаях этот уход оказывается настолько полным, что больные живут как бы во сне. В более легких случаях мы наблюдаем те же явления, но они менее выражены".

Таким образом, можно сделать попытку приблизиться к пониманию шизофренных переживаний, сравнивая их со сновидениями. При таком толкова-

нии больного шизофренией можно сравнить с грезящим наяву. Но и это сравнение страдает неточностью, хотя и помогает понять одну существенную особенность шизофренного переживания.

Шизофренное состояние настолько же принципиально отличается от обычного состояния сознания бодрствующего человека, насколько сновидение отличается от наблюдений бодрствующего.

Спящий переживает сновидение таким образом, как будто речь идет о действительно происходящем событии, в центре которого находится он сам. Во сне он может убегать от враждебных ему преследователей и при этом испытывать ужасный страх. Или же он может пережить сон, в котором происходит исполнение желания или неожиданное свидание приносит чувство глубокого счастья. При всем разнообразии содержания сновидений неизменным остается то, что спящий ис-полняет в сюжете главную роль, а все действие разворачивается вокруг него_Но при этом человек, переживающий сон, так включен в сюжет сновидения, что ему больше приходится исполнять навязанную ему роль, чем • активно принимать самостоятельные решения. Во время сновидения спящий не осознает своей позиции. Он является действующим лицом драмы или спектакля, развитие действия которого ему заранее неилйестцси Он не можетсамостоятельно выбрать для себя роль — она диктуется развитием сюжета, и он должен ее исполнять. Собственные действия воспринимаются как действия актера в фильме неизвестного режиссера, который руководит действием, но при этом содержание сновидения почерпнуто из сокровищницы личного жизненно-

го опыта спящего. Часто спящий настолько попадает под 1 власть своего сновидения, что правильнее было бы вос-* пользоваться выражением "ему грезится", чем "он грезит". Пока спящий переживает сновидение, для него невозможен выход из сюжета этого сновидения. Он скован законами развития действия, которые исключают сознательный контроль над ним. Только после пробуждения человек осознает, что ему привиделся сон.

Тем не менее, спящий ни в коем случае не воспринимает себя как актера илимарионетку. Он способен во сне сражаться за свою жизнь или пытаться вполне серьезно убедить других действующих в сновидении лиц. Именно тогда, когда развитие сюжета сновидения направлено на спящего, для него становится важной каждая мелочь. Более того, мелочей для него более не с_у-ществует. Начертанные на бумагекаракули приобретают ~ 'особое Значение. Роза выглядит необычно, но не ста-1 новится от этого ненастоящей. Каждая отдельная деталь сновидения содержит свою собственную реальность. Сновидение никогда не воспринимается как нечто искусственное. Оно представляет собой особый мир, в котором во сне не приходится сомневаться даже тогда, когда образы сновидения сильно отличаются от привычных.

В том случае, когда сценарий сновидения очень схож с событиями повседневной жизни — например, когда в сновидении участвуют конкретные близкие люди и действуют они в знакомой обстановке, — сновидение и реальность сливаются воедино. Как же происходит, что при пробуждении, вопреки пережитому в сновидении, человек открывает для себя совершенно другой, возможно, тревожащий его мир? Ответ прост: не предопределенный или увиденный сценарий определяет, спим мы или бодрствуем, а только характер и способ пере-

живания этих обстоятельств. Каждому человеку на собственном опыте известно различие между сном и бодрствованием. Точно так же мы умеем отличать друг от друга различные виды переживаний.

Иначе обстоит дело с шизофренными переживаниями. И здесь переживание видоизменяется характерным образом, проходя путь от обычного, повседневного сознания до нового восприятия вещей. Но так как только ограниченное число людей приходит к обладанию этим опытом, то шизофренное переживание гораздо труднее классифицировать и еще труднее воспроизвести.

То общее, что существует между шизофренным переживанием и хорошо всем известным переживанием во сне, является "прыжком" из повседневного сознания в новый тип переживания, который распространяется и на спящего, и на больного шизофренией. В ши-зофренном заболевании не сохраняется (или сохраняется мало) нереальных событий, которые не имели бы непосредственного отношения к его личности. Заболевший, как и спящий, включается в действие "фильма", в котором играет главную роль. Все, что происходит в этом фильме, относится в основном к нему. Многое воспринимается им как давно запланированное, заданное, не связанное с определенным временем, как в картине, в которой все взаимосвязано, а наблюдатель нахо-дится_вл4енхре.

В отличие от спящего, видящего сон, больной шизофренией, как правило, остается бодрствующим и сохраняет сознание. Только при тяжелых болезненных состояниях больной может производить впечатление не совсем проснувшегося человека или даже потерять сознание. Часто сознание бывает слегка изменено.

Одна больная объяснила это так: "Здоровый человек может представить себе легкое изменение сознания, сравнивая его, к примеру, с психическим отсутствием. Это состояние испытывал каждый, кто недосыпал, переутомлялся, с головой погружался в какую-то работу или сильно влюблялся. Если в такую минуту кто-то обращается к вам с банальным вопросом, то наступает "короткое замыкание". После затянувшейся паузы вы отвечаете невпопад или даже просите повторить вопрос, так как обращение просто не дошло до вас. Во время шизофренного состояния постоянно пребываешь в состоянии подобного "короткого замыкания", психического отсутствия. Это психическое отсутствие, по моему опыту, не является результатом поглощенности шизофренным переживанием. Напротив, оно, скорее, является исходным пунктом для более не подчиняющегося правилам мышления".

Как правило, больной шизофренией не ускользает ни в какую иную действительность из той, что знакома нам всем. Он не мечтатель, не спящий и не видящий сны наяву.

Отличие от сновидения заключается в том, что больной шизофренией не спит и в состоянии реагировать на внешний раздражитель.

Он воспринимает окружающую его действительность, но совершенно иначе, чем в то время, ; когда он был здоров, или чем ее воспринимают другие.

Одна больная вспоминает: "Выход из шизофренного состояния я пережила как пробуждение ото сна. В начале болезни я часто переходила из одного состояния

в другое. При этом я плохо осознавала перемену в своем осознании окружающего, подобно тому как человек не может осознять чаг.мпания. Позднее я всегда умела точно установить момент начала психотичес-кого состояния".

Однако нельзя с достаточной уверенностью утверждать, что больной шизофренией живет, как правило, не в "ином" мире, а в нашем, что он переживает внеземные ситуации и получает "сверхчеловеческий" опыт. Мы обозначаем это состояние как "иное" понимание больным нашей действительности, ее переосмысление.

Переживания больными жизненных реальностей во время болезни настолько видоизменены, что не идут ни в какое сравнение с нашими повседневными "нормальными" переживаниями. Они "перевернуты" и "повернуты". Больной шизофренией выходит за пределы считающегося здоровым восприятия и общепонятного языка, но вступает не в осознанную "жизнь грез", а в неведомую, чуждую сферу, которую познает более или менее сознательно.




Разделы сайта:



Телефоны:

8(908)2252396

(8162)655017

Павлов
Кирилл Викторович


e-mail: cmr@bimed.ru







Обслуживаются клиенты из практически всех регионов России и стран СНГ.


Прочитать о нас
Связаться с нами

 

Яндекс цитирования

 

 

© ДизайнРоссия